January 15th, 2014

Авторский вариант интервью деловой газете "Конкурент"

Мне бы хотелось начать с небольшого уточнения – я не господин Глоба и будущего не знаю. Эксклюзивного канала связи с горним миром у меня тоже нет. Более того, я скажу по секрету, что не знаю даты отставки того или иного чиновника. Потому, все мои мысли о будущем Дальнего Востока и, конкретнее, Приморья, это только гипотезы разной степени обоснованности. Засим и приступим.
Исчезнут ли федеральные деньги? Когда это случится? Не знаю. Я просто вижу, как все менее масштабными становятся проекты, финансируемые из федерального центра. Вижу, как «провисает» график финансирования даже такого проекта, как ликвидация последствий катастрофического наводнения в регионе. Как постепенно снижается напор «московских» концернов, а идущие вслед за ними средние предприятия все активнее устремляются обратно, по другую сторону Урала.

Не особенно радужно и солнечно обстоят дела и с бюджетами субъектов федерации. Еще недавно раздувающиеся от золотого дождя, сегодня они тотально дефицитные. Небольшой дефицит уже воспринимается, как важное достижение. Причина та же. Местный бизнес, рожденный в 90-е, был уничтожен или вытеснен в «тень» федеральными финансовыми потоками и устремившимися за ними федеральными контролерами. А сегодня мелеют и золотые ручьи из федерального бюджета. Да и направление работы федеральных структур в регионе достаточно показательно. Они уже, практически, не надеются на бюджетные деньги, а все активнее пытаются работать с местными возможностями. Вместо мегапроектов, звучавших еще вчера с высоких трибун, все активнее обсуждаются лес, рыба, сельхозпродукция, руда. Возможность сотрудничества с иностранными инвесторами. Проще говоря, господа из министерства по развитию и полпредства понимают, что денег не будет. Словом, все грустно? Совсем нет.

Исчезнут ли «федеральные деньги». Думаю, что их полное исчезновение, т.е. банкротство государства на манер начала 90-х или недоброй памяти 98-го года, дело маловероятное. Какие-то средства на какую-то социальную политику и на «подайте» бюджетникам выделяться будут. Хотя бы потому, что иначе может последовать социальный взрыв. Понятно, что вокруг этих денег будет кормиться какой-то бизнес. Только вот навряд ли он будет «московским». Почему? Да очень просто. Крупные и даже средние по масштабам столичного мегаполиса предприятия – невероятно сложная и дорогостоящая игрушка. И чем дальше предприятие от головного офиса, тем дороже оно обходится. Ведь его же нужно контролировать. Доверять же на расстоянии мы пока не научились. В результате,  бизнес, который для региональных предпринимателей был вполне доходным,  для столичных фирм оказывается убыточным. Он  даже не окупает содержание аппарата, представительские расходы и платы за лояльность. Потому, как только исчезают полновесные потоки, исчезают и варяги в бизнесе. Пилить нечего, а оставшиеся «крошки» не окупят издержек контроля.

Collapse )

Приведет ли это к смене власти? Опять же – не знаю. Просто, если власть останется «чужой», она все в меньшей степени будет оставаться властью, а превратиться постепенно в некое смешное недоразумение с телевизионной картинкой. Сложится другая власть. Реальная. Хорошо ли это? Нет. Плохо. Легальный губернатор обладает в качестве лидера бесспорными преимуществами перед «ночным губернатором». Хотя бы потому, что легальная должность и выборность гарантируют, что к пирогу, хоть в каком-то виде пригласят и население. Конечно, было бы лучше, если бы реальным смотрящим оказался человек из «Белого дома» на Светланской. Но природа не терпит пустоты. Если не справится губернатор, его функции выполнит другой человек. А как его будут звать? Так ли это важно? Думаю, не очень.