August 4th, 2015

ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКИЙ БИЗНЕС (ПРОИЗВОДСТВО)

Конечно, сервис был и остается основной областью для очень маленького бизнеса. Но далеко не только сервис. Еще с советских лет в маленьком бизнесе формировались производящие ячейки. Производили "шабашники", "цеховики" и многие другие. В "нулевые" годы большая часть этих ячеек легализовалась. Причина проста - так было выгоднее. Легализация позволяла участвовать в программах долевого строительства, получать государственные и муниципальные контракты, активно рекламироваться. Тем более, что в первые годы текущего столетия давление на бизнес было не беспредельным. Жить "белым", ну или почти "белым" стало мыслимо. Не то, чтобы серые и черные схемы исчезли. Проблему "безбилетника" в экономике никто не отменял. Но их стало меньше. Чиновники стали бояться к ним прибегать. Риски перевешивали выгоды.

Большая часть "разоблачаемых" сегодня "криминальных схем" вызваны не столько коррупцией, сколько развалом управленческой системы, когда неформальные принципы (под честное слово) рухнули, а новые не появились. Но об этом отдельный разговор. Так вот, райский период бытия бизнеса (точнее, период относительного комфорта) первой половины "нулевых годов" во второй потихоньку начинает сворачиваться. Несмотря на все возгласы о бизнес-климате и инвестициях в инновации, давление на бизнес возрастало (о технологии этого роста тоже разговор отдельный). Сегодня, в силу сокращения "кормовой базы" государства давление на все, еще живое и не "нефте-газово-бюджетное" начинает зашкаливать. Здесь и вспоминаются серые и черные схемы. Правда, сегодня их применение чревато гораздо большими издержками. Собственно, потому выход в кэш остается столь популярным, а движение в тень не столь стремительным. Однако новые производства (особенно малые и сверхмалые) возникают уже в неформальной сфере.

Пока материала маловато. Но примеры уже есть. Так в съемной квартире в Хабаровске мастер изготовляет и ремонтирует струнные музыкальные инструменты. Официальной занятости у него нет. Востребованность огромная. В гаражах на окраине Хабаровска "живет" маленькое предприятие, изготавливающее шкафы-купе и кухни "на заказ". И в первом и во втором варианте информация распространяется по сарафанному радио, среди "своих". Чужие (без рекомендации) просто не узнают о наличии этих предприятий. Еще интереснее возникают предприятия в области продовольствия. Красивый пример. Мужик, отставной военный, купил несколько смежных (почти брошенных) дачных участков недалеко от города. Построил там дом для себя и своей семьи и... свинарник. Собственно, по словам владельца, идея была просто переехать из города. Потом к ней добавилась мысль об экологически чистых продуктах для собственного стола. Следующий шаг - предложение оной продукции "своим" (друзьям, бывшим сослуживцам и т.д.). Сегодня эта небольшая ферма - вполне рентабельное производство, обеспечивающее стабильный доход для хозяина и его семьи (жена, 3 детей). В планах небольшое колбасное производство, коптильня и т.д. Судя по косвенным данным, прямых пока нет, это не исключение, а достаточно распространенное явление.

Самые разные производства возникают в городе, превращаются в сеть, входят в социальную ткань. Что в них общего? Все они живут в тени, все они не ориентируются на бюджет или мегапроекты, но на имеющийся спрос, причем самый ближайший. Здесь нет нерентабельных производств. Нерентабельные производства просто исчезают. Здесь нет эксплуататоров и эксплуатируемых. Все работают рядом. Наемный труд пока большая редкость. Все они работают на очень локальном рынке. Выход на более крупный или удаленный рынок оказывается чреват потерей невидимости и проблемами с государством. Однако считать, что укрупнение здесь невозможно, не вполне верно. Там, где есть продукция и спрос вполне может возникнуть торговля. А это уже намного более сложная модель. О ней в следующий раз.

О русских туристах

Странно. Читаю про то, как плохо русские ведут себя за границей и, как нормальные люди (тоже русские) стараются обходить их стороной. Я, понятное дело, не совсем русский и, видимо, не нормальный. В объятия к соотечественнику не бросаюсь, но радуюсь встрече. Особенно, если человек хороший. Прокатив уже немало стран мира, не стал свидетелем ни одного случая русского "беспредела". Немецкий видел. Подвыпившие юнцы, орущие немецкие песни и задирающие прохожих в Праге и Кракове - милое дело. Безобразное поведение граждан страны восходящего солнца в питейных заведениях, увы, тоже приходилось встречать. Возможно, что это особые самурайские традиции. Я не в курсе.

Русских (российских) отличает может быть бОльшая неуверенность, но никак не хамство. Именно по этой причине они порой попадают в неловкие ситуации. Но к хамству это имеет косвенное отношение. Эпоха малиновых пиджаков ушла в прошлое довольно давно. А стереотипы живут до сих пор. Почему-то думаю, что массовость русского хамства той же природы, что и тотальный алкоголизм, неумение работать и т.д. Такие недобрые мифы о соседях, как, скажем, о заносчивости испанцев, легкомыслии французов или чопорности немцев. Не очень приятно, когда эту тему развивают хорошие отечественные публицисты. Впрочем, может быть, у них другой опыт.