Lenya (lenya) wrote,
Lenya
lenya

Categories:

Мемуарно-ностальгическое...

Душанбе. Тогда еще не столица другой страны, а добрый и теплый город моего детства. Город, где в темноте восточной ночи, под сенью огромных Платанов я первый раз поцеловал самую лучшую (на тот момент) девочку на свете. Город, где одуряющий зной летнего дня резко сменяется прохладным ветерком с окрестных гор. Город, где пахнет солнцем и листьями. Город, где саму сладкую в мире воду пьют прямо из реки. И она ничего не стоит.  Словом, город Душанбе - столица Таджикской ССР.

Идет вторая половина 80-х годов. Я только вернулся из армии и пока еще ничего не понимаю в резко изменившейся жизни. Первый шок - мне, защитнику отечества, дембелю ВС, не продали водку в магазине, поскольку мне еще нет 21-го. Шок второй. Книги, которые еще перед самой армией мне давали в блеклых перепечатках на одну ночь, печатаются в местном журнале "Памир", лежат на прилавках. Их можно просто купить. Наверное, людям выросшим в более поздний период, трудно представить, насколько поражала сама возможность взять в руки журнал с "Архипелагом ГУЛАГ" и не прятать его за пазуху, а спокойно идти по бульвару.

Третий шок. Множество всяких групп и группочек, кружков, клубов. Люди, которые прежде собирались только на партсобрания и загородные пикники, стали вдруг активно общаться, спорить, что-то кому-то доказывать. Я восторженно крутил головой во все стороны, не понимая, что происходит, но восторгаясь и происходящим, и собственным непониманием. Ходил на все кружки и посиделки, куда мог пойти.

И вот как-то занесло меня на организационное собрание еврейской общины. Еврейская община Гиссарской долины, где стоит город, насчитывает, наверное, лет с тысячу. Но это были бухарские евреи. Ашкенази (немецкие евреи) появились здесь после войны. Вот они и решили организоваться в общину. Обычно о своей этничности я вспоминал только тогда, когда слышал что-то нелестное в свой адрес и решал - бить сразу или позвать друзей из поселка. Но тут занесло. Приехал какой-то импортный раввин. Мудрый и бородатый, как Моисей. Говорил с легким иностранным акцентом, но вполне по-русски. Рассказывал об общинной жизни. Праздниках. Вере. Все было супер!

Проблема возникла, когда решили, что общине, на общинную жизнь нужны какие-то общинные деньги. Присутствующие скинулись. У меня было с собой копеек тридцать. Пожертвовал. Так что мировое еврейство мне должно. Но получилось мало. И тут возникла идея, живо показывающая, что русские евреи гораздо больше русские. Невысокий дяденька с небольшим брюшком, работавший на том же заводе, что и мой дедушка, вышел вперед и сказал: Я проблемы-то не вижу. Все люди грамотные, работающие. Давайте проведем шаббатник. Поработаем день на благо общины. Бедный рэбе не понял и переспросил: что, простите, проведем?
Шаббатник - ответил оратор, гордый своей находчивостью и смекалкой. Рэбе откачивали долго, а иудей из меня не получился. Я ведь искренне подумал: какой правильный дядька! Конечно шаббатник! Классная мысль!

Почему вспомнил? Не знаю. Просто приятно вспоминать про время, когда небо было голубым и бездонным, деревья высокими, а девушки молодыми. 
Tags: всякая всячина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments