Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

О двух экономиках и развитии Дальнего Востока.

Беседуя со всякими важными столичными людьми, постоянно спотыкался о мысль, что, рассуждая о развитии Дальнего Востока, мы говорим о совершенно разных вещах, которые даже не особенно связаны друг с другом. Позиция собеседников выглядела следующим образом. Стране нужны военные самолеты. Чем строить новый завод или "нагружать" Иркутск, лучше использовать уже имеющиеся мощности КнААПО. Согласитесь, логично?  Чем платить ежегодные и совсем не маленькие суммы за аренду Байконура или осуществлять запуски с неудобного космодрома в Плесецке, разумнее построить его на Дальнем Востоке. Тоже логика есть. В условиях, когда европейские рынки (с Крымом или без него) для России закрываются, транспортные возможности ДВ-региона трудно переоценить. Так? Несомненно. Тогда, где несостыковка?

А все просто. Из всех этих замечательных планов исчезает одна малость - население региона. Все эти проекты никак (или очень опосредованно) связаны с повышением уровня жизни миллионов моих земляков. То есть, кто-то будет жить лучше в связи с новыми приоритетами (наверное). Но будет их совсем не много. Поскольку же именно эти проекты понимались (и понимаются) моими собеседниками, как "экономика Дальнего Востока", то они не просто не будут давать деньги и иные ресурсы для территории, но в них будут улетать и региональные средства, причем, огромные. Ведь именно за них губернаторы будут "нести личную ответственность".

При этом, для меня "региональная экономика" - это распаханные поля под пшеницу и сою, сенокосы и фермы, картофель и огородничество. Это - дороги от центров сельскохозяйственного производства к центрам потребления. Это - заводы по переработке и хранению местной продукции. Продуманные схемы сбыта. Это строительство дорог к лесным делянам и лесовосстановительные работы. Анализ рынков АТР и определение той продукции переработки леса, которая найдет потребителей в АТР, форм продвижения этой продукции. Это возобновление и максимальное приграничной торговли с Китаем. Свобода торговли и предпринимательства в регионе. Налоговые и кредитные льготы для малого бизнеса. Это магазины и магазинчики, рестораны и кафе, десятками открывающиеся в городах и поселках региона. Это новые корабли рыболовного флота, центры переработки рыбы и, опять же, анализ рынков сбыта. Иными словами, для меня региональная экономика - это то, что кормит, одевает и обувает нас (дальневосточников), делает нашу жизнь лучше, комфортнее. Причем, что очень важно, делает нашими руками, а не с помощью государственного бюджета.

Можно ли это согласовать? Да, конечно. Для этого нужно просто признать, что есть разные уровни экономики, которые должны финансироваться из разных источников. Нужны стране самолеты и космодром? Отлично. Вот пусть госбюджет и компенсирует 100% затрат на их строительство.  Если какие-то региональные средства отвлекаются на эти и подобные федеральные проекты, то они должны компенсироваться из федерального бюджета. Причина проста. Эти проекты к развитию региона имеют косвенное отношение. Тем не менее, я убежден, что их реализация может быть полезна (при описанных условиях) не только стране, но и региону. Эти проекты создадут гарантированный рынок сбыта для местного пищепрома и сельскохозяйственного производства, силикатной промышленности и металлургии. Сама же экономика региона (точнее, регионов, поскольку на ДВ они очень разные) должна быть полностью подотчетной местным властям, которые вновь должны стать подотчетными населению. При этом, чем меньше заградительных мер останется в регионе, тем быстрее и успешнее он разовьется. И из бюджета средств потянется совсем не так много. Нужно только запретить запрещать. Соответственно, больше останется на те самые федеральные проекты. 

Калужское "экономическое чудо" на Дальнем Востоке

В Минвостокразвития прибывают первые новые люди. Представители администрации далекой Калужской губернии. Прибыли они, по словам министра, чтобы воплотить в регионе "калужское экономическое чудо". Услышав эту новость, я вставился надолго. Смысл калужского экономического чуда достаточно прозрачен. Есть гигантский мегаполис Москва с бесконечно дорогой землей, высоким уровнем зарплат, крайне серьезными издержками на строительство чего угодно. Совсем рядом (чуть более 100 км) находится область с низкими, почти бросовыми ценами на землю (еще в конце 90-х рубленный дом с участков в 30 соток покупали за 5 000 рублей и бутылку водки) с крайне низким уровнем заработной платы и относительно развитой дорожной сетью.

Вполне естественно, что возникла идея вложения в эту бросовую землю, выноса туда (на низкие издержки) производств. Чем ниже уровень капитализации, тем выше отдача на каждый вложенный рубль. Для реализации "чуда" было вполне достаточно ему просто не очень мешать. Не очень часто жечь амбары и коровники, не слишком много брать с открывающихся заводов. Поскольку все  они открывались под "московской крышей", условие это в основном соблюдалось. Вот и случилось "чудо", о котором с восторгом стали говорить околоэкономические "эксперты" к концу "нулевых годов". Что забавно, именно тогда, когда "чудо" стало загибаться. Вложения несколько подняли цены на землю и трудовые ресурсы, несколько повысили апетиты местной власти. И вот оное экономическое чудо взялись внедрять на Дальнем Востоке.

Забавно. Люди, видимо, не в курсе, что здесь самые высокие цены на энергетику и коммуналку в стране. Высокие розничные цены на товары повседневного спроса (мировые столицы нервно курят в сторонке) несколько подстегивают рост заработной платы. Потому говорить о дешевых ресурсах здесь трудновато. Можно, конечно, завезти традиционных спасителей производства - граждан среднеазиатских республик. Но и здесь не все просто. У них нижний порог зарплаты четко определен (они должны выжить сами и прокормить семьи, оставшиеся там), потому он тоже не особенно низок. Да и везти их совсем не в Москву, а в три раза дальше. Страшно интересно, как в этих условиях новые кормчие региона собираются внедрять оное "чудо"?

Почему-то казалось, что хотя бы на уровне разговоров всплывет тема региональных тарифов, которые тянут Дальний Восток в омут, об использовании уникального для страны географического положения. Рядом гигантские производственные махины, которые вполне можно заставить работать на благо России. Стоит ли строить верфи во Владивостоке, если в Китае корабль построят быстрее, дешевле и завтра? Разве он от этого не будет российским кораблем? Понятно, что на такой сделке особенно не "наваришься", но цель, вроде бы, другая. Почему-то думалось, что хотя бы поговорят о дорогах, которых (всяких - железных, бетонных, авиационных, грунтовых) страшно не хватает в регионе, о гостиницах, которых до обидного мало, о... много о чем стоило бы хотя бы поговорить. Но нет. У нас будет "чудо"! Снип-снап-снурре- бурре-базилюре.  Грустно как-то...

Как возможна "другая экономика".

Понятно, что любое движение имеет смысл только в том варианте, когда за ним стоит хоть какая-то экономическая сила, хоть какие-то неформальные организованности.  На сегодня в стране, несмотря на юридическое существование "независимых" экономических акторов, есть только одна экономика - государственная. Крупные предприятия уже довольно давно, фактически, являются клиентами того или иного министерства или государственной структуры. Средний бизнес, как правило, связан с региональными элитами. даже самый народный, малый бизнес, в той или иной степени существует с разрешения государство и до тех пор, пока это разрешение действует.

В этих условиях любой протест, внутри ли государственного аппарата или за его пределами будет решать вопрос о доступе к рычагам управления государственной экономикой. Он почти бессмыслен. Собственно, какая мне разница, как именно зовут Верховного распределителя - Владимир, Алексей или как-то еще? Он может распределять более справедливо или менее справедливо. Суть от того особенно не изменится. В стране будет моноукладная экономика, монополии на каждом уровне: от национального, до уровня данной улицы. Моноэкономике, гигантской и неповоротливой в силу невероятной сложности ее организации, всегда будет соответствовать монополитика, точнее, отсутствие политики, как таковой. Т.е. будет политическое сословие и сословие подданных с какими-то вариациями внутри сословий.

При этом, разрушение моноэкономики сегодня не будет поддержано подавляющим большинством жителей страны, в том числе автором этих строк. Дело в том, что во имя возможного будущего (которого может и не быть), я должен пожертвовать настоящим. Подобный выбор, при отсутствии мощнейшей идеологической санкции, по силе сравнимой с религиозным фанатизмом (не просто верой) всегда решается в пользу настоящего. При этом, более или менее понятно, что торжество монополий ведет (вне зависимости от субъективного желания участников игры) к росту цен, снижению качества продукции, уязвимости экономической системы, как таковой, сужению возможности для любого маневра.  Просто большая часть населения страны ест именно от этой, государственной экономики. А не кушать она не умеет. Не научилась. Пока.

Более того, скажем откровенно, никакая другая экономика в стране, где сложилась государственная не получится. Во всяком случае, в легальной форме. Ведь от Газпрома до ларька на углу все купили свое место, заплатили за него и... всем миром навалятся на агента, который попытается их монополию ограничить. Соответственно, надежда на изменения могут быть связаны а)только с разрушением экономики. Но это голод и бедствие для миллионов. Как-то уж очень не кошерно во имя красивых слов желать вполне реальных бед ближним и дальним. Но есть и б) - не экономика, т.е. сфера, не ориентированная на получение прибыли. Уже сегодня входит в норму практика взаимопомощи по организации оплаты лечения. Не так давно мои студенты собирали деньги на адвоката другу из малообеспеченной семьи, которого обвинили в уголовном преступлении. Сработало. Адвокат в течение недели смог добиться перевода подопечного из категории "обвиняемый" (КПЗ со всеми прелестями) в категорию "свидетель".

Ведь, по сути, при  расширении и институционализации этой деятельности мы получим две важнейшие вещи. Первая - качественно возросший уровень доверия между людьми. Каждый успешный опыт подобной деятельности: важнейший шаг в направлении формирования общества доверия. А общество, где люди верят друг другу - невероятная сила. Второе - именно здесь возможна та самая "другая экономика", не разрушающая ту, которая кормит большинство, но создающаяся исподволь, под боком у государственной. Сам факт ее наличия и создаст основу для реальной, а не демонстративной политики, точнее для политики, а не PR, который имитирует политику. А там, смотришь, и , правда... что-нибудь получится.

Вот такая локальная глобализация

Нашел (увы, не сфотографировал) совершенно очаровательное рекламное объявление
"В нашем кафе китайская кухня настоящего американского качества. С 13.00 до 15.00 - шведский стол".
Как там оно... какой регион, такая и глобализация...

Историческая ассоциация, или ТНК и государство

Не уверен, что додумал эту мысль. Попробую изложить сколько-нибудь внятно. Перечитывал Броделя. Итак, Европа, конец XVI века. Великие города Средиземноморья Флоренция, Венеция, Неаполь, торговые и промышленные города Сирии и Египта сдают одну позицию за другой. Их хозяйство отлажено идеально. Общество гармонизировано на сколько возможно. Цехи выстроены в строгую и комфортную систему. Города прекрасны, а граждане утонченны и возвышены.
54076883_Solari_Andrea_The_Lute_Player
Вот только все это... зыбко, неустойчиво. Заказов все меньше, ремесленники все активнее бегут из великих городов, торговые галеи Владычицы Венеции все реже показываются в Средиземноморье, совсем исчезают с северных маршрутов. Флоренция из чарующей незнакомки, гордой Тосканы превращается в "даму со следами былой красоты". Неаполь, величие которого воспевали еще пятьдесят лет назад, превращается в яму отбросов, где опасно находиться не только ночью, но и днем.

Collapse )

externals
Вопрос не в том, что правила плохи. Наоборот, как и в городах-грандах XVI столетия - они замечательны. Просто реальность требует других - менее совершенных, но более вписанных в природу и новую ситуацию. Только вот новых голландцев пока на горизонте не видно. Кто они - Индия, Иран, а м.б. Африка? Как Вы думаете?

Поговрим о странностях любви 2

Итак, с Высоким и Единственно Человеческим чувством Любви большую часть человеческой же истории дела обстояли совсем не здорово. Правда, идеи куртуазности распространились гораздо шире, а число романтических (ставших таковыми в пересказе позднейших авторов) историй увеличилось.
Любовь Возрождение
Правда, увеличилось и число "странностей" типа печально знаменитого Жиля де Ре ("Синей бороды") или Генриха VIII с его шестью женами.


Collapse )

Любовь 2
Унижает ли как-то это чувство, то обстоятельство, что оно появилось в культуре совсем недавно? Почему-то думаю, что нет. Человечество долго и мучительно шло к Любви, искало Любовь! И обрело ее, как венец и высшее достижение мировой истории. Может быть - единственное!